Мусоровозы — решение проблем с мусором

Мусоровозы — решение проблем с мусором

Проблема утилизации твердых бытовых отходов (ТБО), которая всколыхнула всю страну, для России совершенно не нова: во многих городах с ней сталкиваются десятилетиями, как, например, в Калининграде со свалкой у поселка им. А. Космодемьянского или в Екатеринбурге с полигоном на Широкой речке. Недавние события сначала в Балашихе, потом в Волоколамске и Коломне подтверждают старое российское правило: в Москве реагируют только на то, что происходит в непосредственной близости от нее.

А происходит там полномасштабная экологическая катастрофа.

Полигоны, а попросту свалки, закладывались еще в советские времена, когда жители производили мусора в разы меньше, а власти могли мечтать, что при коммунизме проблема будет решена некими новыми методами. Из действующих в Московской области свалок большинство было запущено до 2000 года, так что полигоны просто продолжают переполняться. Что неудивительно: Москва производит в год до 10 млн т ТБО.

Я не буду описывать негативное влияние свалок на здоровье и экологию — об этом сказано достаточно. Сегодня более важен анализ причин случившегося и оценка того, как можно выйти из сложившейся ситуации.

Отходы на рынке​

Эксплуатация свалок в современной России стала одним из самых криминализированных видов бизнеса. Обычно свалки создаются без необходимых разрешений, а размещение на них отходов производится несанкционированно. По словам министра природных ресурсов и экологии Сергея Донского, в 2016 году в России было выявлено 153 тыс. мест незаконного захоронения мусора, а на нарушителей экологических норм в связи с этим было наложено штрафов почти на 1 млрд руб.

Долгие годы столица жила на авось, предпочитая недоиспользовать хотя бы минимально соответствующие российским стандартам полигоны, на которых проводился сбор биогазов и имеется комплекс очистительных сооружений: когда свалка «Кучино» в Балашихе была закрыта, практически никто не стал поставлять мусор на полигон «Тимохино», выставлявший счет почти 800 руб. за тонну. Этот подход давно нужно было менять.

Самые смелые планы московского правительства предполагают строительство десяти мусоросжигательных заводов (решение о возведении четырех уже принято). Между тем большую часть мусора в наиболее развитых странах не сжигают, а перерабатывают. Комплексная переработка давно стала серьезным бизнесом (в Германии его оборот составляет €70 млрд в год с числом занятых до 250 тыс. человек). Бизнес этот столь успешен, что в стране не только сортируется и перерабатывается до 75% мусора, но успешно разобраны и рекультивированы все ранее существовавшие свалки (в Швеции, где утилизируется 99% мусора, его даже принимают на переработку на коммерческой основе из других европейских стран).

Важнейшим элементом европейской переработки ТБО являются современные технологии, позволяющие с середины 2000-х годов не сжигать органические отходы, составляющие до 30% мусора, а перерабатывать их в компост, который затем либо продается дачникам, либо используется в городских программах озеленения. Именно гниение органических фракций, кстати, мучает жителей Подмосковья, но никакие программы утилизации, о которых ведут речь российские власти, внятных рецептов работы с ними не содержат.

Можно ли повторить этот опыт в России? Думаю, да, но для этого нужно изменить не столько систему работы со свалками, сколько менталитет отечественного чиновничества.

Начать следует с очевидного: с регулирования. По всей Европе давно существует система раздельного сбора мусора и отдельного сбора его наиболее опасных компонентов. На это можно ответить, что россияне не немцы; но тут появляется иной аргумент. Сегодня средняя московская семья платит за вывоз мусора 270–360 руб. в месяц; средняя семья в Берлине — €19,75–30,25. Учитывая более низкие издержки на транспорт и переработку в России, можно было бы установить тариф, приближенный к нижней границе немецкого, и, что самое важное, применять его только к нерассортированному мусору. В случае если жильцы будут собирать его раздельно (пластик / металлические изделия / бумагу и картон / пищевые отходы), тариф может быть уменьшен в пять-шесть раз. Такая политика, я убежден, приведет к быстрой самоорганизации в рамках ТСЖ и повышению эффективности сбора отходов. Программа введения в Москве такой системы за три-четыре года будет поважнее перестилания плитки или организации велопроката.

Параллельно правительство Московской области должно принять закон о запрете ввоза мусора из Москвы, например, с 1 января 2021 года, что побудит городские власти начать строительство современных заводов по его переработке на территории Новой Москвы. В качестве оператора программы следовало бы выбрать одну из хорошо зарекомендовавших себя в данной сфере европейских компаний, освободив ее от всех налогов и отказавшись от взимания НДС с ввозимого оборудования. Из платы, вносимой за вывоз мусора, городские власти могли бы оплачивать его транспортировку до мусороперерабатывающего завода и затраты предприятия на его сортировку (в случае необходимости), в то время как уже рассортированный мусор мог бы приниматься бесплатно. Текущие цены на основные виды вторсырья на европейском рынке составляли в 2016 году: на стекло — около €50 за тонну, на картон — чуть выше €110, на бумагу — €210–230, на твердый пластик — €310 за тонну, а объемы только трансграничной торговли, например, пластиком из вторсырья достигают 680–770 тыс. т в месяц. Иначе говоря, если решительно ввести современное европейское регулирование и обеспечить выход профессионалов на рынок, проблему можно решить. Более того, часть средств, собираемых с граждан, могла бы направляться на оплату работ по разбору уже сформировавшихся свалок.

Мусор — это проблема современного мира, которую нельзя решить несовременными средствами. В России накоплен слишком большой опыт по бездарному захоронению разного рода отходов, вспомним хотя бы озеро Карачай в Челябинской области, куда сбрасывали радиоактивные отходы комбината «Маяк», а потом и по героической борьбе с неизбежными последствиями. Думается, пора искать более современные стратегии, даже если они не принесут кому-то из «высоких людей» дохода и подвергнут сомнению тезис, что мы сами можем решить все свои проблемы без современных западных технологий. Волоколамск и Коломна, увы, подтверждают обратное.

Важно, что мусорный бизнес в Европе продолжает развиваться. Во-первых, особое внимание уделяется разбору «высокотехнологичного» мусора, из которого получают значительное количество драгоценных и цветных металлов, а также большие объемы железа и алюминия, — в этой сфере, например, работает крупная швейцарская компания Immark.

Во-вторых, появляется все больше новых технологий, позволяющих использовать отходы для производства полезных товаров: например, эстонская компания Elegro получила европейский и американский патенты на технологию производства из измельченного и термически обработанного пластика отделочных материалов. Это особенно важно, учитывая, что сегодня успешно перерабатывается лишь два-три вида пластика из десяти наиболее распространенных. Остальные пока сжигаются, но они выделяют до 1,5 т СО2 на 1 т сожженного пластика и по условиям Парижского соглашения о климате должны быть запрещены, так что в этом случае нужно сразу думать о более перспективных технологиях.

Читать еще:  Описание и характеристики уникального еты-пуровского нефтяного месторождения

В-третьих, в современных условиях многие виды мусора после относительно несложной переработки могут превращаться в строительные материалы, используемые при прокладке дорог, и тут уже можно пользоваться собственным ноу-хау: авторы из Российского государственного строительного университета еще в начале 2000-х предложили технологию применения стеклянной крошки в асфальтовом покрытии, благодаря которой водители лучше видят дорогу в темноте. Иначе говоря, главная задача заключается в том, чтобы создать прозрачный как для населения, так и для коммерсантов рынок. Если это удастся сделать, остальное приложится.

Страсти по свалкам уже вызвали отставки двух глав местных администраций — в Волоколамске и Балашихе. Скоро жители поймут, что подобные меры ни к чему не приводят. А в сентябре 2018 года должны состояться выборы мэра Москвы и губернатора области — поэтому сейчас самый подходящий момент для того, чтобы не только обличать сложившуюся систему, но и предлагать решения накопившихся проблем.

Не на свалку: Куда уезжает ваш сортированный мусор

Грузовик подъезжает к куче разноцветных баков, а двое мусорщиков безразлично сваливают все заботливо отсортированные отходы в один общий контейнер. И это правильно, хотя такая картина регулярно вызывает скандалы в соцсетях, а люди чувствуют себя обманутыми. The Village показывает путь мусора от контейнера в вашем дворе до перерабатывающего завода.

Алена Дергачева
Ольга Карасева
Кирилл Руков

Фото- и видеосъемка:

Почему все сваливают в один мусоровоз

Весь центр Москвы сейчас объезжает всего один грузовик для вторсырья. И, как ни странно, этого достаточно: в ЦАО мусорщики приезжают раз в два дня, и за смену мусоровоз опустошает 250 контейнеров для раздельного сбора — они как раз успевают наполниться. Обычный мусор при этом забирают чаще (по закону — каждые сутки, в теплое время), но для вторсырья нормативов не существует, поэтому график мусорные компании выбирают себе сами. Как и форму баков, их количество и даже сам принцип разделения отходов. В итоге у пяти разных мусорных компаний в пределах МКАД стоят совершенно разные контейнеры: где-то жителей просят отделять только «сухие» отходы от «мокрых» (то есть от органики: еды и напитков), а где-то — собирать раздельно пластик, стекло, бумагу и металл.

За любыми «сухими» отходами при этом все равно приезжает по одной машине, и все сваливают в единый бак — потому что вторсырье неизбежно отправляется на досортировку. Без этого тонны сырья при переработке будут испорчены из-за одного осколка стекла в партии бутылок, а забирать отдельно пластик и стекло на нескольких мусоровозах дорого и нерационально.

К 2017 году

мусорные компании в Москве должны были собирать 100 % вторсырья с жилых районов — об этом прямо написано в условиях госконтрактов, вот только эти условия никогда не выполнялись.

В 2012–2014 годах несколько компаний-операторов выиграли конкурсы на вывоз мусора в Москве — на общую сумму более 142 миллиардов рублей.

В Юго-Западном и Западном округах этим занимается «МКМ-логистика». Контракт в Центральном и Северном округах получила компания «Эколайн». Юго-Восточный и Зеленоградский округа обслуживает «МСК-НТ». В Северо-Восточном и Восточном округах работает «Хартия», а в Северо-Западном округе — «Спецтранс». Еще в 2015 году «РБК» нашел среди владельцев этих компаний родственников чиновников и олигархов.

В Южном округе Москвы тендер не проводился (эксперты связывает это с наличием мусоросжигательного завода), а в Новой Москве сейчас работают по отдельным «территориальным схемам».

Сейчас в России перерабатывается только 4–5 % всего мусора, остальное отправляется на свалки, официальные или стихийные. В Greenpeace считают, что площадь всех мусорных полигонов в стране уже достигла 4 миллионов гектаров — это четыре острова размером с Кипр. Митинги против свалок в Московской области в 2018 году даже породили масштабное протестное движение — мусорные бунты, со своими лидерами и политическими амбициями. Мгновенно решить эту проблему нельзя: уменьшить поток на полигоны можно, только внедряя грамотный раздельный сбор.

С начала этого года Московская область уже перешла именно на двухпоточную систему сбора: контейнеры ставят для «сухих» отходов и для «мокрых». К первым относятся, например, бумага, стекло, пластик, металл, текстиль, которые перерабатывают, а ко вторым — остатки еды и то, что ею загрязнено. В Москве единой системы пока нет (ее только обещают создать). Двухпотоковый сбор использует, например, «Эколайн» (оператор по вывозу в ЦАО и САО). Представитель компании Елена Вишнякова объясняет, что к такой системе легче привыкнуть человеку, который раньше вообще ничего не сортировал: «Большинство москвичей живет в небольших квартирах, где не получится поставить несколько контейнеров для разных видов отходов, а при двухпотоковой системе можно просто сложить все перерабатываемые материалы в одну большую коробку».

Впрочем, иногда дворники сгружают мусор из переполненного бака для «сухих» отходов в общий контейнер, смешивая с «грязным» мусором. На такие случаи действительно стоит жаловаться в мусорную компанию, название которой написано на контейнере или грузовике.

Где все это сортируют

Станция сортировки в Отрадном

У «Эколайна» есть две огромные сортировочные станции: в Отрадном и Долгопрудном. Именно сюда мусоровоз привозит вторсырье из баков у вашего дома, если вы живете в центре или на севере Москвы. У других мусорных компаний тоже есть свои сортировки. The Village рассылал всем одинаковые запросы, но только «Эколайн» согласился провести открытую экскурсию по станции.

Только

20 %

всего собранного вторсырья на самом деле можно переработать

(об этом заявляет «Эколайн», другие компании вообще не предоставляют таких данных). Остальное — это мусор, который люди выбрасывают, не обращая внимания на маркировку, либо материалы испорчены водой, грязью, плесенью и остатками пищи.

На самом деле, статистика «годности» собранного вторсырья колеблется от района к району — в «более сознательных» можно отправить на переработку до 60 %. В «Эколайне» рассказывают, что аккуратнее всего сборные сетки наполняют там, где жители сами попросили поставить такие контейнеры: в Центральном округе — это Басманный и Тверской, а в Северном — Хорошевский, Аэропорт и Бескудниковский районы. В число сознательных попали также жители Хамовников.

Отходы здесь выгружают на специальную площадку и выкладывают на конвейерную ленту. Шумно, круглые сутки летают чайки — они доедают остатки еды, игнорируя попытки работников их прогнать. Возле станции работают специальные звуковые установки, которые имитируют крики соколов, но их заглушает шум работающей техники.

Затем отходы подаются на транспортер и отправляются в кабину предварительной сортировки. Тут сотрудники вручную отбирают все, что может повредить механизмы: ткань, пленку и стекло. Сепаратор перетряхивает отходы, чтобы отделить мелкие элементы и органику, а с помощью магнита извлекают батарейки и металлические предметы.

Дальше отходы по ленте конвейера идут на ручную сортировку. Каждый сортировщик выбирает те фракции (составные материалы — например, бумагу, пластик или стекло определенного цвета), за которые он отвечает, всего 20 видов. «Эколайн» собирает и сложные предметы, за которые многие другие компании не берутся, например, аэрозольные баллончики и упаковку тетрапак. На станции люди работают круглосуточно, смены длятся по восемь часов с технологическими перерывами. Всего здесь около 300 сотрудников, в каждой смене 86 сортировщиков.

Читать еще:  Особенности выращивания бройлеров в домашних условиях в клетках

Обращение с отходами по-умному

Отходы мегаполисов занимают только 4% в общей массе мусора, засоряющего огромную территорию нашей страны, но и этой небольшой части достаточно, чтобы стать головной болью властей в регионах. Пока граждане критикуют «мусорную» реформу, удивляясь растущим тарифам ЖКХ, Сибирь задыхается от отходов. В самом загрязненный федеральном округе сегодня содержится более 5-ти миллиардов тонн технологического мусора, максимальные очаги скопления которого зафиксированы в якутском городе Нерюнгри и забайкальской Чите.

Всего в России только за 2018 год накопилось более 7 млрд тонн мусора различных классов опасности. Самый многолюдный Центральный федеральный округ уже на 5-м месте в списке. Не удивительно, и что Московская область бьет все рекорды по засорению, именно сюда свозится 4,5 млн. тонн мусора из столицы в дополнение к собственным 3,5 миллионам.

Кто виноват и что делать? Начиная с 2016 года, федеральные власти поручили субъектам Федерации конкретизировать методы решения «мусорной» проблемы на местах. За время проведения реформы разрабатывались механизмы контроля за вывозом, утилизацией мусора и ликвидацией несанкционированных свалок, формировались методы борьбы с теневым «мусорным» бизнесом.

Планы и реальность традиционно разошлись по многим пунктам. Спешка, с которой в 2018 году утверждались схемы вывоза отходов, сегодня ставит перед субъектами Российской Федерации ряд важных задач. На практике администрации на местах приходится постоянно пересматривать и корректировать проекты вывоза ТКО, согласованные и утвержденные в документах.

Главная проблема, которая встает сегодня перед региональными операторами — это отсутствие эффективно работающей системы контроля за подрядчиками, осуществляющими вывоз отходов. Нет механизма своевременного реагирования на заполнение контейнеров. Не регулируется вес мусоровозов для предотвращения нанесения вреда дорожному полотну. Не оптимизируются маршруты груженых машин, которые должны заканчиваться на мусорных полигонах, входящих в государственный реестр распределения отходов.

Задача может быть решена только с помощью повсеместного внедрения «умных» технологий по опыту европейских городов. К примеру, в Барселоне и Мадриде все контейнеры с мусором оснащены ультразвуковыми датчиками, которые фиксируют заполняемость отходами и оповещают операторов о необходимости освободить переполненный ящик. Умная система не только посылает сигнал, но и производит расчет оптимального маршрута для распределения загруженности улиц мусоровозами.

В Нью-Йорке еще в 2003 году внедрили систему BigBеlly, программное обеспечение которой соотносит степень загрязненности улиц с возможностями коммунальных операторов. Ежедневно BigBelly силами служб по уборке мусора освобождает улицы города от 10,5 тыс. тонн бытовых и 13 тыс. тонн техногенных отходов.

Зарубежный опыт накопил нормативную базу, достаточную для внедрения подобных систем и в нашей стране. Тем более, что часть платформ с необходимым программным обеспечением уже используется при разработке проекта «Умный город». Мониторинг и оптимизация маршрутов с использованием видеорегистраторов помогает снизить топливные и ремонтные расходы на транспорт до 25%. Поскольку этот вид расходов составляет 65% тарифа за вывоз ТКО, то интеллектуальный подход существенно снизит суммы, которые на сегодня стали самой животрепещущей для плательщиков проблемой «мусорной» реформы.

Помимо оптимизации маршрутов мусоровозов, необходимо решать проблему с платежной дисциплиной. Для этого нужно сделать платежи прозрачными для людей. Интеллектуальные системы позволят выставлять счета за ТКО собственникам помещений в электронном виде, а также интегрировать эти данные с личными кабинетами на сайтах УК или сервисов сайта Госулуг.

Интеллектуальный подход к ликвидации мусорных завалов и формирование понятных коммунальных платежей — единственно возможный путь развития нового экономического сектора в цивилизованной и экологически эффективной стране, как позиционирует себя Россия.

3 примера, как решают проблему мусора в разных городах мира!

В поисках решения важнейшей экологической проблемы мусора безусловно заслуживающим внимания будет ознакомление с опытом других развитых стран.

Угрожающий рост количества отходов нельзя привязать к определенной территории — это явление распространено по всему миру. Однако, некоторые страны имеют превосходство в данном вопросе, за счет воплощения действенных методов. Рассмотрим их на примере трёх городов.

Решение проблемы мусора в Сан-Франциско, США

Цель этого города в вопросах борьбы с большим количеством мусора — свести количество отходов к нулю. Планируется достичь этого к 2020 году. На данный момент переработке подлежит 75 % отходов. И это в городе, который занимает второе место в стране по плотности населения (количество жителей города — 850 000).

Вот несколько интересных фактов по борьбе с отходами, которые практикуются в этом городе:

  • все заведения питания обязаны отсортировывать пищевые отходы;
  • 99% населения используют раздельный сбор мусора, заключающийся в сортировке отходов;
  • отдельно сортируются опасные отходы и утилизируются;
  • переработке подлежат отсортированные отходы из текстиля;
  • в городе запрещено (!) использование одноразовых полиэтиленовых пакетов.

Отходы в городе сортируются на влажное и сухое сырье, и другие отходы. Сортировка мусора обязательна для бизнеса — в противном случае происходит взыскание штрафов.

Как решили проблему утилизации мусора в Любляна, Словения

В этой европейской столице ежегодная переработка 60% отходов сочетается с самыми низкими ценами на этот процесс в Европе. На этом не собираются останавливаться, цель, которую поставили жители Любляны на 2030 год — достичь уменьшения отходов из расчета на человека в год до 50 кг в год. В данный момент, масса отходов, которые захороняются ежегодно на одного человека составляет 121 кг.

Альтернативой сжиганию отходов, которое довольно дорого стоит и негативно влияет на биосферу, стало вторичное использование сырья. Власти приняли решение отказаться от строительства мусоросжигательных заводов, которое было запланировано на 2014 год, ведь новая методика значительно эффективнее, экономичнее и нацелена на защиту экологии.

Одним из способов достижения этой цели является тот фактор, что за отходами в каждую квартиру приходит специальный сотрудник. На раннем этапе сбора, мусор подлежит сортировке, что значительно упрощает дальнейшую процедуру переработки.

Вывоз смешанного мусора заменился отсортированным сырьем, а цены на вывоз мусора снизились. В городе открываются пункты по обмену вещами. Экологическая актуальность переработки и вторичного использования сырья пропагандируется среди населения, что приводит к сознательному отношению людей к окружающей среде.

Камикатцу, Япония

Жители этого города планируют избавится от мусора к 2020 году. Уже сейчас в городе перерабатывается 80% отходов. Горожане самостоятельно сортируют весь мусор на более чем 30 (!) категорий, отделяя друг от друга металлические банки, картон, пластик, бумажные листовки, и т.д.

Данная практика началась еще в 2003 году, после детального анализа вреда, который наносят окружающей среде и состоянию здоровья жителей предприятия по сжиганию мусора. В городе живут 2000 человек, и они за несколько лет смогли воплотить программу ответственного отношения к отходам. На сегодня сортировка для них — обыденный процесс, часть повседневности.

Читать еще:  Осадок очистных сооружений и его утилизация

Для контроля процесса разделения мусора создан специальный центр, сотрудники которого консультируют жителей и помогают в сортировке. Вторичное использование текстиля, работа предприятий по вторичному использованию бытовых вещей привела к экономии 30% бюджета, если сравнивать с расходами на сжигание аналогичного количества мусора.

Не на свалку: Куда уезжает ваш сортированный мусор

Грузовик подъезжает к куче разноцветных баков, а двое мусорщиков безразлично сваливают все заботливо отсортированные отходы в один общий контейнер. И это правильно, хотя такая картина регулярно вызывает скандалы в соцсетях, а люди чувствуют себя обманутыми. The Village показывает путь мусора от контейнера в вашем дворе до перерабатывающего завода.

Алена Дергачева
Ольга Карасева
Кирилл Руков

Фото- и видеосъемка:

Почему все сваливают в один мусоровоз

Весь центр Москвы сейчас объезжает всего один грузовик для вторсырья. И, как ни странно, этого достаточно: в ЦАО мусорщики приезжают раз в два дня, и за смену мусоровоз опустошает 250 контейнеров для раздельного сбора — они как раз успевают наполниться. Обычный мусор при этом забирают чаще (по закону — каждые сутки, в теплое время), но для вторсырья нормативов не существует, поэтому график мусорные компании выбирают себе сами. Как и форму баков, их количество и даже сам принцип разделения отходов. В итоге у пяти разных мусорных компаний в пределах МКАД стоят совершенно разные контейнеры: где-то жителей просят отделять только «сухие» отходы от «мокрых» (то есть от органики: еды и напитков), а где-то — собирать раздельно пластик, стекло, бумагу и металл.

За любыми «сухими» отходами при этом все равно приезжает по одной машине, и все сваливают в единый бак — потому что вторсырье неизбежно отправляется на досортировку. Без этого тонны сырья при переработке будут испорчены из-за одного осколка стекла в партии бутылок, а забирать отдельно пластик и стекло на нескольких мусоровозах дорого и нерационально.

К 2017 году

мусорные компании в Москве должны были собирать 100 % вторсырья с жилых районов — об этом прямо написано в условиях госконтрактов, вот только эти условия никогда не выполнялись.

В 2012–2014 годах несколько компаний-операторов выиграли конкурсы на вывоз мусора в Москве — на общую сумму более 142 миллиардов рублей.

В Юго-Западном и Западном округах этим занимается «МКМ-логистика». Контракт в Центральном и Северном округах получила компания «Эколайн». Юго-Восточный и Зеленоградский округа обслуживает «МСК-НТ». В Северо-Восточном и Восточном округах работает «Хартия», а в Северо-Западном округе — «Спецтранс». Еще в 2015 году «РБК» нашел среди владельцев этих компаний родственников чиновников и олигархов.

В Южном округе Москвы тендер не проводился (эксперты связывает это с наличием мусоросжигательного завода), а в Новой Москве сейчас работают по отдельным «территориальным схемам».

Сейчас в России перерабатывается только 4–5 % всего мусора, остальное отправляется на свалки, официальные или стихийные. В Greenpeace считают, что площадь всех мусорных полигонов в стране уже достигла 4 миллионов гектаров — это четыре острова размером с Кипр. Митинги против свалок в Московской области в 2018 году даже породили масштабное протестное движение — мусорные бунты, со своими лидерами и политическими амбициями. Мгновенно решить эту проблему нельзя: уменьшить поток на полигоны можно, только внедряя грамотный раздельный сбор.

С начала этого года Московская область уже перешла именно на двухпоточную систему сбора: контейнеры ставят для «сухих» отходов и для «мокрых». К первым относятся, например, бумага, стекло, пластик, металл, текстиль, которые перерабатывают, а ко вторым — остатки еды и то, что ею загрязнено. В Москве единой системы пока нет (ее только обещают создать). Двухпотоковый сбор использует, например, «Эколайн» (оператор по вывозу в ЦАО и САО). Представитель компании Елена Вишнякова объясняет, что к такой системе легче привыкнуть человеку, который раньше вообще ничего не сортировал: «Большинство москвичей живет в небольших квартирах, где не получится поставить несколько контейнеров для разных видов отходов, а при двухпотоковой системе можно просто сложить все перерабатываемые материалы в одну большую коробку».

Впрочем, иногда дворники сгружают мусор из переполненного бака для «сухих» отходов в общий контейнер, смешивая с «грязным» мусором. На такие случаи действительно стоит жаловаться в мусорную компанию, название которой написано на контейнере или грузовике.

Где все это сортируют

Станция сортировки в Отрадном

У «Эколайна» есть две огромные сортировочные станции: в Отрадном и Долгопрудном. Именно сюда мусоровоз привозит вторсырье из баков у вашего дома, если вы живете в центре или на севере Москвы. У других мусорных компаний тоже есть свои сортировки. The Village рассылал всем одинаковые запросы, но только «Эколайн» согласился провести открытую экскурсию по станции.

Только

20 %

всего собранного вторсырья на самом деле можно переработать

(об этом заявляет «Эколайн», другие компании вообще не предоставляют таких данных). Остальное — это мусор, который люди выбрасывают, не обращая внимания на маркировку, либо материалы испорчены водой, грязью, плесенью и остатками пищи.

На самом деле, статистика «годности» собранного вторсырья колеблется от района к району — в «более сознательных» можно отправить на переработку до 60 %. В «Эколайне» рассказывают, что аккуратнее всего сборные сетки наполняют там, где жители сами попросили поставить такие контейнеры: в Центральном округе — это Басманный и Тверской, а в Северном — Хорошевский, Аэропорт и Бескудниковский районы. В число сознательных попали также жители Хамовников.

Отходы здесь выгружают на специальную площадку и выкладывают на конвейерную ленту. Шумно, круглые сутки летают чайки — они доедают остатки еды, игнорируя попытки работников их прогнать. Возле станции работают специальные звуковые установки, которые имитируют крики соколов, но их заглушает шум работающей техники.

Затем отходы подаются на транспортер и отправляются в кабину предварительной сортировки. Тут сотрудники вручную отбирают все, что может повредить механизмы: ткань, пленку и стекло. Сепаратор перетряхивает отходы, чтобы отделить мелкие элементы и органику, а с помощью магнита извлекают батарейки и металлические предметы.

Дальше отходы по ленте конвейера идут на ручную сортировку. Каждый сортировщик выбирает те фракции (составные материалы — например, бумагу, пластик или стекло определенного цвета), за которые он отвечает, всего 20 видов. «Эколайн» собирает и сложные предметы, за которые многие другие компании не берутся, например, аэрозольные баллончики и упаковку тетрапак. На станции люди работают круглосуточно, смены длятся по восемь часов с технологическими перерывами. Всего здесь около 300 сотрудников, в каждой смене 86 сортировщиков.

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector